Тейлор Эд. Б. Антропология. Введение к изучению человека и цивилизации: Сочинение (Перевод с английского д-ра И. С. Ивина). - Санкт-Петербург, издание И. И. Билибин, 1898 год.

Книга представляет собой репринтное издание 1898 года (издательство `И. И. Билибин`

Антропология (от др.-греч. ανθρωπος — человек и λόγος — наука) — совокупность научных дисциплин, занимающихся изучением человека, его происхождения, развития, существования в природной (естественной) и культурной (искусственной) средах

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. ЭСБЕ. Россия, Санкт-Петербург, 1890-1907.


[выдержки]

«Антропология. По словопроизводству есть учение (ανθρωπος — человек, λόγος — слово, учение) о человеке; но так как все доступные нашему пониманию знания или касаются непосредственно человека, или являются следствием отношений человека ко вселенной, то в последнее время у большинства исследователей составилось определение, что А. есть учение о естественной истории или природе человека в частности. [...]

Аристотель относил название А. преимущественно к духовной стороне изучения; ему и приписывают самое название антропологической науки. Изучать человека с точки зрения естественной классификации, или положения его в природе как создания, подобного другим организмам, особенно животным, стали в половине прошлого столетия; первые солидные труды по изучению человека и его разновидностей принадлежат графу Леклерку де Бюффону, который в своей «Естественной истории» отвел место и человеку, считая его, однако, существом, резко отличающимся по духовной своей жизни от других животных […]

[…] основатель современной антропологии, П. Брока, написал множество мемуаров по всем отраслям науки, но систематическое и популярное изложение всей области ее взял на себя ученик его Топинар: «Антропология» (русский перевод И. Мечникова, 1879 г., изд. Пантелеева). В первой ее части автор разбирает методы изучения человека как отдельного вида по отношению к другим млекопитающим, а равно по полу, возрасту и уклонениям; этой части А. придают название «зоологической А.»; во второй — установленные методы исследования применяются к отдельным расам и народностям по их внешним и внутренним признакам. В этой же части отводится место расам, исчезнувшим с лица земли, изучая их путем исследования уцелевших черепов и костяков; эта часть может назваться «этнологической и доисторической археологией»; в третьей части рассматривается вопрос образования организмов вообще и вместе с тем происхождение человека; эта последняя часть посвящена «антропогении и филогении».

[…] Сравнительный метод изучения человека в различных местах обитания и в разные эпохи его существования создал своеобразную литературу, особенно в Англии; здесь следует поставить рядом два имени, одинаково почтенные, — Джона Леббока и Эдмунда Тайлора. Первому принадлежат два труда: «Доисторические времена» и «Начало цивилизации», второму — «Антропология». Джону Леббоку наука преимущественно обязана сопоставлением культуры доисторического человека с нравами и обычаями современных дикарей. В сочинении «Доисторические времена» (русский перевод Д. Н. Анучина) читатели найдут последовательное и обстоятельное рассмотрение всех форм жизни и обстановки человека в пещерах, свайных постройках и т. п.; здесь же, и еще подробнее в «Началах цивилизации», Леббок знакомит как с внешним образом жизни, так и нравственным миром некультурных племен земного шара […], причем можно видеть как физические условия существования вызывают аналогические и соответствующие климату приспособления и привычки.

«Антропология» Тайлора в русском переводе 1882 года издана с предисловием д-ра Ивина, заключающем сжатое изложение истории мысли (положительной философии) с указанием последовательного возникновения научных областей геологии, биологии и антропологии; далее указана как иностранная, так и русская антропологическая литература. Тайлор начинает с общих оснований А., касается антропометрии, бегло рассматривает типы человеческих рас (книга снабжена рисунками) и переходит к существенной части своего труда — детальной истории умственного и нравственного развития человеческого рода до возникновения государственности. В частностях автор знакомит с возникновением начатков словесности и письменности, первобытной техникой домашних и общественных работ (одежда, жилища, утварь, вооружение, суда и постройки), затем с обрядами, мифическими и религиозными представлениями, наконец, семейными и общественными отношениями. […]

Современное движение науки совершается путем совместных (кооперативных) работ ученых обществ, печатающих свои труды в специальных журналах; почти во всех столицах учреждены «Антропологические общества», а именно: в Париже образовавшееся в 1859 общество издает «Revue d’Antropologie», в Лондоне, в 1863 г., издает «Journal of the Antropological Institute», в Берлине, 1869 г., — «Zeitschrift für Ethnologie».

Россия не отстала от Западной Европы в поддержании и развитии антропологических знаний; еще в 50-тых годах, следовательно, одновременно с возникновением французской новой ант. школы, появились труды академика М. Бэра о естественной истории человека (Бэр печатал свои работы в изданиях академии и за границею; популярное изложение своих антропологических воззрений он поместил в приложении к «Академическому календарю» 1863 года и в журнале «Натуралист»). […]

Настоящим насадителем А. в нашем отечестве следует признать московского профессора зоологии А. П. Богданова, содействовавшего возникновению в 1867 году «Общества любителей антропологии», произведшего множество краниометрических исследований, устроившего в 1879 г. в Москве Антропологическую выставку и съезд специалистов и возбудившего в публике интерес к новой науке. Учениками Богданова в Москве можно назвать Д. Н. Анучина, д-ра Покровского и т. д. Но и Петербург не отставал в работах нового направления; при Императорском географическом обществе в отделе этнографии занимались А. Майков, И. Поляков, К. Мережковский, Малахов и многие другие; при Академиях наук и медицинской возникли антропологические собрания, а в ученых обществах все чаще и чаще реферировались антропологические исследования.

В 1882 году на высочайше дарованные средства отпечатан капитальный труд профессора геологии Петербургского университета А. Иностранцева: «Доисторический человек каменного века побережья Ладожского озера» […] Около проф. Иностранцева сгруппировались петербургские антропологи; 10 ноября 1887 года утвержден устав, а 22-го февраля 1888 года открыто «Русское Антропологическое общество при Импер. с.-петербургском университете», имеющее целью изучение человеческих рас, населяющих и населявших Россию, и распространение антропологических знаний. […]

Очерк научной области А. будет не полон, если мы не укажем на значение ее методов в политических и юридических науках. Антропометрия заняла видное место в статистике благодаря труду бельгийского ученого Кетле «О человеке и развитии его способностей, или Опыт общественной физики» (Париж, 1835 г.). Автор в основание своих исследований положил «Общественную антропологию», то есть учение об идеальном, собирательном, или так. наз. среднем, человеке (homme moyen), доискиваясь путем количественного метода (путем измерений) математических законов общественной жизни; в 1-й книге автор рассматривает собственно чисто статистический вопрос о народонаселении; во 2-й и 3-й книгах — вопросы антропологические о физическом и духовном человеке, в 4-й — он рассуждает о возможности познания «среднего человека» для ученых моралистов и государственных людей. […]

Другое направление антропологического характера стало наблюдаться в области юридических наук, мы говорим об итальянской школе криминалистов, во главе которых стоит проф. Цезарь Ломброзо. В сочинении «О преступном человеке» он не без таланта развивает воззрение, что преступность в отдельных индивидуумах не столько зависит от их свободной воли и окружающих обстоятельств, сколько от врожденной склонности к злым деяниям; такое нравственное состояние, располагающее к преступлениям, Ломброзо приближает к врожденному умопомешательству, то есть считает преступника как бы за неизлечимого больного и, следовательно, подлежащего предохранительным, а не карательным мерам. Приведенный взгляд в случае, если бы он был доказан, очевидно, привел бы к полному изменению уголовного процесса и полицейских мероприятий. Хотя Ломброзо с антропологической точки зрения весьма последовательно (он начинает свою сравнительную психологию с животного мира) развивает свою теорию о врожденной преступности, но тем не менее большинство юристов, как теоретиков, так и практиков, считают существование особого класса неисправимых преступников, то есть людей, в силу органических аномалий неспособных приспособиться к условиям гражданственности (общежитие), недоказанным. […]»

Норбер Рулан

Член Университетского Института Франции, кафедра юридической антропологии (1999 - 2009), Заслуженный профессор Университета Экс-Марсель

В представлении одного из ведущих французских правоведов Н. Рулана юридическая антропология - «дисциплина, которая путем анализа письменного или устного слова, практики и системы представительства изучает процессы юридизации, свойственные каждому обществу, и стремится выявить их внутреннюю логику» (Рулан Н. Юридическая антропология. М. : НОРМА? 1999. 310 с.)

Анатолий Иванович Ковлер — советский и российский учёный-правовед, судья Европейского суда по правам человека с 1998 года по 2012 год, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации

«Юридическая антропология (или антропология права) - это научная и учебная дисциплина, которая путем анализа устных или письменных памятников права, практики общественной жизни исследует процессы юридизации человеческого бытия, свойственные каждому историческому типу цивилизации, и стремится выяснить закономерности, которые лежат в основе социального и правового быта человеческих общностей/ Юридическая антропология изучает правовое бытие человека на всех стадиях развития этого бытия, от архаических до современных»

• В.С. Нерсесянц, доктор юридических наук, профессор, академик РАН: «Юридическая антропология – наука о человеке как социальном существе в его правовых проявлениях, измерениях, характеристиках. Она изучает правовые формы общественной жизни людей от древности до наших дней» (Нерсесянц В.С. 1999. Юридическая антропология как наука и учебная дисциплина : предисловие // Рулан Н. Юридическая антропология. М. : НОРМА. С. 1-6)

• П.И. Костогрызов, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела права Института философии и права, Уральское отделение РАН: «Юридическая антропология - наука в первую очередь о человеке и лишь во вторую - о праве. Это позволяет провести четкую грань между ней и юридическими науками в собственном смысле. В фокусе юриспруденции (даже рассматриваемой с последовательно антропологических позиций) находится право, тогда как объектом изучения антропологии, в том числе юридической, всегда остается человек. Когда юрист смотрит на человека, он видит присущие ему правовые характеристики; когда антрополог смотрит на право, он видит создающего его человека. Можно сказать, что антропология права представляет собой видение человека сквозь призму права. Ее задачами являются исследование правового бытия человека и поиск «человеческих корней» права, то есть тех граней человеческого бытия и права, которые выпадают из поля зрения других отраслей антропологии, с одной стороны, и юриспруденции - с другой. Таким образом, юридическая антропология представляет собой науку о человеке, стоящую в одном ряду с другими антропологическими дисциплинами. Объект ее изучения отличен от объекта юриспруденции. Антропология права «подпитывает» юридическую науку идеями, вооружает методологическим инструментарием, снабжает научными фактами, практическими рекомендациями, но сама не является в строгом смысле ее частью». (Костогрызов П.И. Юридическая антропология в поисках парадигмы // Науч. ежегодник Ин-та философии и права Урал. отд-ния Рос. акад. наук, 2017. Т. 17, вып. 4. С. 81-99).

• О.А. Пучков, доктор юридических наук, Уральский государственный юридический университет: «Юридическая антропология изучает право как проблему человека» (Пучков О.А. 1999. Антропологическое постижение права. Екатеринбург : Изд-во Урал. гос. юрид. акад. 384 с.)

• Н.И Новикова, доктор исторических наук, Институт этнологии и антропологии РАН: «Междисциплинарный подход в юридической антропологии стал следствием того, что юристы и антропологи изучают один и тот же объект – то, как люди живут в соответствии или в противоречии с нормами права, то есть жизнь в правовых характеристиках. Взаимодействие разных специальностей при этом не всегда происходит гладко, требуется подчас отказаться от представления о своей науке как самой лучшей, самой комплексной, отвечающей на все вопросы. К. Гирц, описывая сходную ситуацию в исследовании феномена новых государств, отмечал: «Наконец-то даже самым принципиальным ученым изоляционистам стало приходить в голову, что их отрасль знания – это не только специализированная наука, но и такая специализированная наука, которая просто-напросто не может существовать без солидной помощи других специализированных наук…в понимании того, что все мы зависим друг от друга, произошел определенный прогресс. […] Без партнера юриста антрополог теряет авторитет среди информантов, поскольку люди его могут воспринимать как этнографа, который изучает “лишь культуру”. А без партнера антрополога юрист остался бы без связи с реальной жизнью, проводя правовой анализ без учета каких-либо социально-культурных нюансов, которые и определяют то, как воспринимаются и применяются законы (Новикова Н.И. На праве земля держится: юридическая антропология как междисциплинарное исследование // Феномен междисциплинарности в отечественной этнологии. М. : Ин-т этнологии и антропологии РАН, 2016. С. 122-135).

www.copyright.ru
Copyright © НОЦ "ЮрАиК", 2021. Все права защищены

Мы в социальных сетях